Группа компаний

«ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ

АУДИТОРСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ»

НАШИМИ УСЛУГАМИ ПОЛЬЗУЮТСЯ

МНОГИЕ УСПЕШНЫЕ КОМПАНИИ!

Тел/факс

(495) 956-35-50

(многоканальный)

 

1ogo

1
Печать E-mail

СОЛОВЕЦКИЙ ИКОНОСТАС XVI ВЕКА

Данный экспонат представлен на выставке в Литве (апрель 2007) 

Страховая стоимость предмета определена по методике оценки и аттестации культурных ценностей и предметов коллекционирования (ТЭС) и составила  5,300,000 $ USD

 


 



Рекламно-информационная поддержка проекта Rasvero-Online
реклама на видеоэкранах г.Москвы и Санкт-Петербурга www.rasvero-online.ru

Соловецкий иконостас

 

Экспертиза вновь подтвердила подлинность реликвии, но она навсегда может быть потеряна для России

 

Лариса КИСЛИНСКАЯ

Обозреватель «Совершенно секретно» (№5/216 от 05.2007)

 

Икона нон грата 

 

     Выставка уникальных коллекций древностей из частных собра­ний граждан России, Украины, Канады, Литвы, которая откры­вается 26 апреля в Тракайском историческом музее-заповеднике, поло­жит начало двухлетнему турне экспозиции по шести городам Европы и одиннадцати городам Америки. Главная сенсация - зна­менитый Соловецкий иконостас на семи вертикальных досках с 22 самостоятельны­ми изображениями. Иконостас - собствен­ность гражданина Литвы, живущего сейчас в Канаде, Каролиса Циеминиса. Вполне понятно, почему турне экспозиции начина­ется именно на его родине.

    В начале апреля в Вильнюсе прошла выездная экспертиза, еще раз подтвер­дившая подлинность иконостаса, который Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал не только огромной культурной цен­ностью, но и величайшей святыней. Было предпринято несколько неудачных попыток собрать деньги для его покупки и возвраще­ния в Россию. Как сообщили мне в канад­ской компании Tamoikins Museum, которой владелец иконостаса передал все права на показ и продажу реликвии, иконостас может быть выставлен на аукцион во время работы экспозиции. Единственное условие ее организаторов: раритет должен демонс­трироваться до окончания работы выставки в Тракайском музее-заповеднике Литвы.

      История написания и скитаний иконос­таса поистине уникальна и неотрывна от истории Соловецкого монастыря, а значит и России.

Святыня в коровнике

       Соловецкий Преображенский монастырь - самый северный из крупных православных монастырей, расположен на Соловецком ост­рове в Белом море возле Онежского полуост­рова. По преданию его основали в 1429 году отшельники Зосима и Савватий. В 1485-м и 1538 годах монастырь выгорал дотла так, что из доныне сохранившихся икон, написанных специально для него, древнейшие не могут быть старше середины XVI века. Именно тогда основатели монастыря - аскеты-под­вижники Зосима и Савватий были канонизи­рованы. Но еще до канонизации их мощи уже покоились в гробницах за алтарями церквей монастыря. В1548-1549 годах по инициати­ве нового игумена  Св. Филиппа (Колычева) для коллективных поминальных служб по этим святым над гробницами были постро­ены часовни, декорированные небольшими иконостасами. Представленный на выставке в Литве - один из них.

       В 1558-1566 годах в монастыре был сооружен каменный Спасо-Преображенский Собор с Зосимо-Савватиевским приделом, и 6 августа 1566 года в этот придел были перенесены мощи преподобных, а вместе с ними и иконостас. В 1668-1676 годах Соловецкий монастырь, ставший оплотом религиозного диссидентства-старообряд­чества, подвергся осаде стрельцами царя Алексея Михайловича. За восемь лет осады из монастыря бежали почти все старообрядцы. Они уносили с собой дорогие их сер­дцу древние реликвии. Среди них тот самый иконостас, который впоследствии долгое время считался бесследно исчезнувшим.

       Беглецы селились в основном в Предуралье и Зауралье. В Центральную Россию старообрядцы с Урала смогли вер­нуться лишь в XIX веке. С одной из таких групп переселенцев в Центральную Россию попал и Соловецкий иконостас. В глухой деревушке с конца XIX века до 1945 года. он украшал молельный дом общины старо­обрядцев «старо-поморского согласия». В 1945 году во время очередной атеистичес­кой компании молельный дом был разорен, но старообрядцы смогли спрятать иконос­тас на чердаке в доме одного из членов общины. Ни тогда, в 1945 году, ни позже старообрядцы не желали отдавать иконос­тас в собрание государственных музеев. И это чуть не погубило бесценную реликвию.

В 60-х годах в доме, где хранился иконос­тас, после смерти хозяина появился новый жилец - воинствующий атеист. Уникальные доски приглянулись ему как материал для домашних поделок. Он выбрал несколько, сострогал в некоторых местах красочный слой и сделал из икон полки для коровника. Так безвозвратно погибли шесть вертикаль­ных досок иконостаса.

      В конце 60-х оставшиеся семь досок при­обрел у нового хозяина-богохульника кол­лекционер из Литвы Каролис Циеминис, который до 2002 года руководил лабора­торией клеточной инженерии АН Литвы. Выйдя на пенсию, коллекционер и меценат целиком отдался своему хобби.

      По его просьбе иконопись промыли, укре­пили и подретушировали известные рес­тавраторы из государственных централь­ных реставрационных мастерских имени академика Грабаря. Сохраненная русская реликвия после распада СССР оказалась за границей - в Литве, а позже хозяин увез ее с собой дальше на Запад.

 

Несостоявшееся возвращение

      В марте 2003 года почти во всех СМИ появи­лась сенсационная информация - «Русская реликвия всплыла в Нидерландах и 26 июня 2003 года впервые будет показана на выставке в голландском городе Гронингене». Выяснилось: еще в 2001 году хозяин иконос­таса выставил его на аукцион в Нидерландах. И уже нашелся покупатель - некий азиатский коллекционер, готовый выложить за икону около 2 миллионов долларов. Но живущий в Голландии русский бизнесмен Константин Макаренко убедил владельца реликвии поп­робовать вернуть ее в Россию.

    - В ноябре 2001 года я сообщил о сущес­твовании древнего иконостаса Патриарху всея Руси Алексию II и администрации президента России, о нем стало известно и Министерству культуры, - рассказывает Константин Макаренко. - Поначалу многие решили, что иконы во время Второй миро­вой войны вывезли фашисты из какого-то советского музея. Но после ряда проверок, в том числе через Интерпол, стало ясно, что сохраненный старообрядцами иконостас вообще никогда не выставлялся в музеях...

        Подлинность иконостаса подтвер­дили авторитетные эксперты из музе­ев Московского Кремля. По их мнению, «подобных памятников - трехчиновых ико­ностасов - сохранилось чрезвычайно мало. Обнаружение комплекса такой полноты и уровня исполнения является неоценимым вкладом в историю русского искусства».

В Нидерландах был создан специальный фонд для сбора средств на покупку релик­вии. Любопытно, что первые деньги в фонд поступили не от русских бизнесменов, a от голландских компаний.

      Тогда патриарх Московский и всея Руси Алексий II направил президенту России письмо с просьбой дать поручение правительству, a также обратиться к представителям российского бизнеса, чтобы те оказали содейс­твие в возвращении Соловецкого иконос­таса в Россию. Соответствующее поручение правительству было-дано. Возглавлявший в то время Министерство культуры Михаил Швыдкой, в свою очередь, попытался зару­читься поддержкой руководителей круп­ных компаний. Очень кстати оказался и намечавшийся визит президента России в Нидерланды.

Директор Государственного историко-культурного запо­ведника 'Московский Кремль» Елена Гагарина направила письмо в голландский фонд по возвращению Соловецкого иконостаса в Россию, в кото­ром выразила готовность включить замечательный памятник в собрание музеев Кремля.

В Нидерланды из России один за другим потянулись “тяжеловесы” от бизнеса. Все наперебой заявляли о желании купить древнюю реликвию и подарить ее российскому госу­дарству. Они называли цену в 1,7 миллиона евро “смешной”, рассказывали о своих сделках в сотни миллионов долларов, но платить не спешили, наме­кали на то, что хорошо бы за участие получить от государс­тва лицензии и льготы.

     Намеченный визит прези­дента России в Нидерланды не состоялся - ему поме­шала трагедия «Норд-Оста». Видимо, после этого предста­вители российского бизнеса окончательно потеряли инте­рес к Соловецкому иконос­тасу. На деньги, собранные голландскими компаниями, в Гронингене прошла выставка, где и продемонстрировали реликвию.

      По завершении выставки владелец ико­ностаса решил все-таки выставить его на аукционе “Сотбис” в Лондоне, а позже на аук­ционе в столице Исландии - Рейкьявике.

 

 

“Экспертиза иконостаса в Амстердаме 7 февраля 2006 года. Слева направо: Дмитрий Тамойкин, Каролис Циеминис, доктор философских наук Рой Робсон (США) и доктор философских наук Хелен Бош (США)”

 

 “Экспертиза иконостаса в Амстердаме 7 февраля 2006 года. Слева направо: Дмитрий Тамойкин, Каролис Циеминис, доктор философских наук Рой Робсон (США) и доктор философских наук Хелен Бош (США)”

 

 

     -  Я искренне желал бы, чтобы эта древ­нерусская святыня вернулась туда, где и должна находиться, - на Соловки, - гово­рит Каролис Циеминис. - Я сам был в Соловецком монастыре, хорошо знаю и ценю русскую культуру. Почти два года я ждал, когда правительство России и русский бизнес изыщут сравнительно небольшие средства для приобретения икон. Однако общение с российскими чиновниками и бизнесменами убедило меня, что у Москвы к своей реликвии интерес почему-то невы­сок. Пусть тогда его приобретут люди, более ценящие русскую старину, которую они сохранят для потомков.

-  С Соловецким иконостасом, - продол­жает мой собеседник, - я встретился более 30 лет назад совершенно случайно. Ждал поезда на глухой станции. Рядом старое кладбище. Я пошел гулять по тропинкам, читая надписи на надгробиях. Там познако­мился с местным жителем, который предло­жил купить что-нибудь из «старины». Пошли смотреть. Оказалось, у нового знакомого - горького пьяницы - огромное количество икон, старинных церковных книг. На столе лежали старые сухие доски. Перевернув одну из них, я увидел коричневые от вре­мени лики. Сразу почувствовал - вещь незаурядная. Хозяин сказал, что часть таких досок уже обстрогал...

Каролис купил последние семь досок и жалеет, что опоздал. Чтобы понять, каким сокровищем он владеет, потребовалось 20 лет. К тому же в советское время было мало литературы по иконографии. Но Каролисчасто посещал Троице-Сергиеву Лавру, две зимы провел на Соловецких островах. С помощью иноков, писавших там иконы, понял, что спас от гибели Соловецкий иконостас.

-  Я уже не молодой человек, у меня обна­ружили рак. Перенес множество операций, а лечение требует больших денег. Не хочу умирать на слитке золота, - объясняет желание продать жемчужину своей коллек­ции г-н Циеминис.

Как только в прессе появилось сооб­щение, что иконостас пойдет с аукциона, последовала новая волна возмущения. В Соловецком Преображенском монастыре план продажи назвали святотатством. «Мы надеемся, что благодаря усилиям музеев и частных лиц эта святыня вернется в нашу обитель, в Россию». - заявил представитель пресс-службы обители. С призывом сроч­но собрать средства высказалась первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска, кото­рая, как известно, часто посещает монас­тыри. Российский Союз промышленников и предпринимателей выразил готовность помочь выкупить иконостас.

        Архангельская епархия обратилась к пра­вительству. Сначала новый министр культу­ры и массовых коммуникаций Александр Соколов заявил, что Россия сможет принять участие в конкурсных ситуациях, связанных с продажей иконостаса, и фактически под­твердил очередную готовность группы биз­несменов профинансировать эту операцию.

Однако вскоре последовало другое заяв­ление. «После того как с иконостасом пора­ботали реставраторы, - поведал господин Соколов, - оказалось, что он не подлинный, и Министерство культуры приобретать его не будет". И далее: «Стоимость иконостаса раздута до неимоверных размеров. На таких финансовых условиях никто его приобретать не будет. В конечном итоге все решит рынок».

Своего министра поддержал и замести­тель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охра­не культурного наследия Анатолий Вилков. «Результаты нашей экспертизы убедитель­но показали, что эти иконы не относятся к иконам, находящимся сейчас в храмах Соловецкого монастыря», - убеждал он жур­налистов. По словам Вилкова, "Экспертиза показала, что мы могли бы дать за эти семь икон не более 300 тысяч долларов, если бы государство покупало эти предметы. Но любое возвращение в Россию наших икон свято. Если кто-то купит и вернет их церкви, это будет очень благородный поступок".

 

Министерские маневры

История с иконостасом Соловецкого монас­тыря принимала детективный оборот.

В марте 2005 года право распоряжать­ся им было передано канадской корпора­ции "Tamoikins Museum - Tamoikin Inc.” Владелец иконостаса подчеркнул тогда: это совсем не означает его продажу ком­пании Тамойкиных. Ее президент Дмитрий Тамойкин, в свою очередь, подтвердил, что и он, и владелец всячески лоббируют воз­вращение иконостаса на родину.

С Михаилом Тамойкиным, вице-президен­том этой компании, я встретилась в Киеве во время круглого стола по обсуждению методики экспертиз предметов коллекцио­нирования, разработанной и запатентован­ной его фирмой. Михаил Тамойкин – гражданин России, живет в Галифаксе.

    - 14 лет мы посвятили изучению осо­бенностей хранения, перемещения, регис­трации, а также искусствоведческой, мате­риаловедческой и ценовой экспертизам предметов коллекционирования, - рас­сказывает Михаил. - Наша корпорация с помощью коллектива специалистов из России, Украины, Литвы, Канады, разра­ботала и а 2004 году защитила патентами собственную методологию по аттестации. В ее основе - скрытая маркировка и паспор­тизация предметов коллекционирования, разработка единого стандарта оценки и программного обеспечения для унифициро­ванной национальной базы данных для всех коллекций. Наша методика выгодна всем - ученым, музейным хранителям, искусст­воведам, оценщикам, юристам, дилерам и самим коллекционерам. Не выгодна только тем, кто занимается производством и сбы­том фальшивок и заинтересован в теневых операциях и коррупции...

Михаил познакомил меня с любопыт­ным документом. Это письмо живуще­го в Нидерландах русского бизнесмена Константина Макаренко, того самого, что уговаривал владельца иконостаса вер­нуть реликвию в Россию. Привожу его полностью, так как отчасти оно объясняет столь изменчивое отношение руководства Министерства культуры к реликвии.

-Очень рад, что мы вместе можем работать над возвращением Соловецкого иконостаса в Россию, - пишет К.Макаренко вице-пре­зиденту канадской корпорации Михаилу Тамойкину. - Настоящим письмом сообщаю вам сведения, которые могу подтвердить.

1.  С самого начала Министерство культу­ры было недовольно тем, что проект получил первоначальную поддержку Министерства иностранных дел РФ и находится на контроле в МИД и в администрации президента РФ.

2.  После разговора с экспертами Москов­ского Кремля и реставраторами Института Грабаря г-н Вилков никогда не подвергал сомнению подлинность иконостаса и, более того, всегда указывал на то, что стоимость иконостаса составляет гораздо большую сумму, чем просит владелец. Но при этом он несколько раз «проводил беседы» с экспер­тами, в результате которых они меняли свое отношение к иконостасу.

3.  Когда осенью 2003 года возник вари­ант продажи иконостаса г-ну Березовскому (сведения   подтверждены   перепиской посольства  РФ  в  Нидерландах  и  МИД РФ), г-н Вилков заявил, что в этом случае Министерство культуры найдет способы объявить иконостас фальшивкой при помо­щи “СВОИХ ЭКСПЕРТОВ”.

4.  Когда планировалась передача ико­ностаса президенту России (во время его визита в Нидерланды в ноябре 2002 года), Министерство культуры в лице г-на Вилкова готовило эту акцию совместно с админист­рацией президента РФ.

5. Относительно заявления о том, что этот иконостас не Для коллекций крупных музеев,

могу подтвердить, что в 2002 году я был приглашен в музей •Московский Кремль», и его сотрудники показывали мне место в Благовещенском собо­ре, где предполагалось выста­вить, этот иконостас, я даже сделал фотографии для даль­нейшего показа спонсорам. Также у меня есть письмо от директора музея -Московский Кремль» Елены Гагариной, где она пишет, что их музей с удо­вольствием примет в свою коллекцию иконостас.

6. В течение четырех лет я постоянно информировал г-на Вилкова о том, как продвига­ется проект, обсуждал с ним все возможные варианты с иностранными и российски­ми инвесторами и схемы, при которых иконостас сам может заработать на свое возвраще­ние (выставки, акции и т.д). Но все мои предложения были по непонятной причине заморо­жены. При этом Министерство культуры РФ постоянно искало другие варианты возвраще­ния иконостаса по "закрытым схемам», о чем свидетельство­вали звонки из крупных рос­сийских и иностранных компа­ний со ссылкой на Минкульт». Предъявил ли автор этого письма доказательства, о кото­рых упоминал в самом начале, неизвестно. Ясно одно: шедевр подлинный.

После очередной экспертизы, проведен­ной учеными из музеев Кремля и другими известными специалистами, доказано: семь досок иконостаса написаны высокоху­дожественно артелью новгородских иконо­писцев во второй половине XVI века исклю­чительно по заказу Соловецкого монастыря. А это означает, что иконостас подлинный. Единственный негативный отклик эксперта Попова профессионалы не приняли, так как он -сделан заочно, на основании визуаль­ного анализа иллюстративного материала» - в отличие от других специалистов Попов не изучал иконостас “вживую”.

Я попробовала получить комментарий по этому поводу у г-на Вилкова, но Анатолий Иванович оказался в отпуске. Начальник Управления по сохранению культурных цен­ностей Росохранкультуры Виктор Петраков на вопрос, как его ведомство реагирует на очередное доказательство подлинности ико­ностаса, ответил: “В подлинности мы никогда не сомневались, нас всегда смущала завы­шенная оценка этого иконостаса и жажда нажиться на нем всех, кто вокруг. В одной из экспертиз говорилось, что он имеет отно­шение к Соловкам. Они что. видели, как этот иконостас выглядел в XVI веке? Главное, что он имеет отношение к России. Про желание Березовского купить иконостас я слышу в первый раз. Если бы он купил, какая разни­ца, не в ритуально-сатанинских же целях он его хотел (если хотел) приобрести...”

- Цена на предмет не может не зависеть от фактора редкости, - рассуждает Михаил Тамойкин. - И если этот предмет уникален, кто возразит против цены, превышающей стоимость какого-нибудь пятикомнатного пентхауса, который покупатель-миллионер может иметь хоть в каждом городе. Почему Соловецкий иконостас Росохранкультура оценивает в 300 тысяч долларов, что не превышает стоимости скромной квартиры в спальном районе Москвы?

Сегодня Соловецкий иконостас имеет подтвержденную стоимость в 5,3 миллиона долларов США, принятую страховой компа­нией ЕС (Великобритания). Эта цена - стар­товая для аукционных торгов, дата которых будет объявлена во время турне начавшей­ся в Тракае выставки...  

 

Киев-Москва